как пандемия повлияла на моду

Как индустрии выживают в период пандемии: мода

755861635312455

«Мы не предоставляем товары и услуги первой необходимости. Мы делаем красоту. Между едой и красотой люди всегда выберут еду», — говорит об индустрии моды букер Aurora Model Management Руслан Кожиев. Так как агентство ведет моделей, которые работают одновременно с российским, азиатским и европейским рынками (в том числе петербурженку Алину Болотину, сделавшую в прошлом сезоне едва ли не больше показов, чем Кайя Гербер и Белла Хадид), оно одно из первых почувствовало на себе влияние пандемии.

Полноценная работа у Aurora Model Management не ведется с января, с момента массового распространения коронавируса по городам Китая. «В тот момент там находилось несколько наших моделей. Нам пришлось их в экстренном порядке вывозить. Принимать какие-то меры, чтобы не произошло заражения. Дальше закрылся Милан, потом Париж, а теперь Америка. В России, на которую приходится 50% наших работ, отменились Неделя моды, съемки лукбуков и рекламных кампаний», — рассказывает Руслан.

Если съемки сегодня и проводятся, то небольшие. На площадке собирается около пяти-шести человек с обязательными расписками в том, что в последние две недели они не были за границей и чувствуют себя отлично. Каждого должны обеспечить маской, средствами дезинфекции, померить температуру. Но в целом все больше и больше компаний предпочитают дистанционный формат: стилист собирает и высылает модели несколько образов, после чего она самостоятельно наряжается, красится и фотографируется на iPhone.

755861564247280

755861564247591

755861564247848

755861564247992

755861564248150

755861564248178

До недавнего запрета вылетов из России у Aurora Model Management была надежда вернуться на азиатский рынок, где пик пандемии миновал: люди там оправляются от карантина, а индустрия медленно, но верно возвращается к прежним мощностям. Сейчас в Китае работают лишь несколько моделей агентства, которые успели въехать в страну в начале марта, до закрытия границ. Однако, как отмечает Руслан Кожиев, отношение к ним изменилось: «Местные понимают, что новые случаи заражения идут от иностранцев, поэтому с предложениями о работе не спешат».

Простой российских моделей за границей оплачивает не материнское, а принимающее агентство. Aurora Model Management тратит деньги лишь на помощь в чрезвычайных ситуациях — будь то замена авиабилета или экстренное попадание к врачу. «Для таких случаев у нас есть финансовая подушка безопасности. Мы переживаем не первый и не второй кризисы, поэтому научились ее формировать, откладывая деньги. В целом, благодаря большому охвату по разным рынкам и отсроченным платежам (агентство получает 10% с каждого зарубежного контракта модели) сейчас мы находимся в плюсе. Если карантин затянется, то в июле–августе будем работать в ноль. Пока нам тяжело строить какие-то прогнозы. Но вот то, что мы не будем иметь прежнюю прибыль, если не найдем новые схемы взаимодействия с заказчиками, — это точно».

Пандемия сказалась и на тех, кто находится по другую сторону камеры — стилистах. Лада Арзуманова, которая стилизует съемки в том числе для «РБК Стиль», рассказывает, что многие ее проекты перенеслись на «неделю или чуть дольше», так как на площадке никто не хочет рисковать ни своим, ни чужим здоровьем. Однако паники у девушки нет: «Это нормально, что во времена кризиса страдают творческие профессии. Мы же не спасаем мир. Я родилась в СССР, прошла 90-е и к данной ситуации отношусь спокойно. Еще не прошло времени, чтобы беспокоиться. А если карантин продлится, то хоть отдохнем!»

Стилисты, которые занимаются разбором гардероба и персональным шопингом, настроены менее оптимистично. Их работа строится непосредственно на походе по бутикам, шоурумам и торговым центрам, которые сейчас закрыты на неопределенный срок. «Обычно у меня было 3–4 встречи с клиентами в неделю, но сейчас все находятся на самоизоляции, — комментирует стилист-имиджмейкер Катя Гуссе. — Казалось бы, можно разбирать образы по видеосвязи и заниматься шопингом онлайн, однако сейчас это неактуально. Мысли людей заняты другим».

Финансовое положение Кати Гуссе спасают доходы от рекламной деятельности в качестве блогера: на Instagram девушки подписаны более 250 тыс. человек. У фэшн-фотографа Антона Рудзата, который делает съемки для российских марок Alexander Terekhov, Sasha Troshin и JM Studio, а также музыкальных альбомов и глянцевых изданий (большинство из них перенесены), тоже есть чем заняться на карантине. Он креативный директор бренда 404 Not Found, который по сравнению со многими игроками рынка сейчас чувствует себя неплохо.

Источник

Какой будет модная индустрия после пандемии?

Три слова о будущем моды

На днях издание WWD попросило ведущих профессионалов в области устойчивого развития моды описать будущее индустрии, ограничившись всего тремя словами.

Sustainable, ethical, artisanal («устойчивое, этичное, ремесленное») — такой был вариант основательницы коммуникационного агентства Eco-Age Ливии Ферт. Основательница экодвижения Fashion Revolution Кэрри Сомерс ответила в духе принципа трех R (в оригинале Reduce, Reuse, Recycle — «уменьши потребление, используй заново, переработай»): reconnected, renewed, revolutionary («заново соединенное, обновленное, революционное»). Основатель платформы Global Fashion Exchange Патрик Даффи назвал слова Circular, regenerative, digital («замкнутого цикла, возрождающее, цифровое»), а генеральный директор бренда Patagonia Роуз Маркарио — всего одно понятие, состоящее из трех слов: regenerative organic agriculture («восстановительное органическое сельское хозяйство»).

Все это похоже на утопические мечты экоактивистов, но у них есть вполне осязаемая подложка: кризис, вызванный пандемией коронавируса, радикально повлиял на все процессы внутри модной индустрии и выявил — буквально! — их неустойчивость.

Что показал кризис

Концепция устойчивого (а значит, экологичного, бережного и гуманного) развития любой промышленности подразумевает три столпа, на которых, как табуретка на трех ножках, держится система: экономический рост, бережное отношение к природным ресурсам и соблюдение интересов людей. Раньше модная индустрия обходилась только первой, экономической составляющей, обеспечивая растущий спрос на новую одежду усиленным предложением. Когда продукта стало достаточно (или даже слишком много), появился запрос на его качество (в том числе этические качества производства) — и тут одного столпа оказалось недостаточно. Потребителям стало важно, что стоит за одеждой, которую они покупают.

Кризис вскрыл нарастающие проблемы и выбил у индустрии почву из-под ног в слабых местах.

Одним из таких ненадежных звеньев цепи поставок оказался этап пошива. Из-за пандемии коронавируса встали производства: швейные фабрики не могут выпускать одежду, и если кому-то удалось перепрофилироваться на пошив медицинской экипировки, то другие попросту закрылись на неопределенный срок. Последствия пандемии ударили, например, по экономике Италии, где из-за остановки швейных фабрик оказались под угрозой 600 тысяч рабочих мест. Но для жителей менее благополучных стран вроде Бангладеш коронавирусный кризис может обернуться гуманитарной катастрофой.

Что до экологических проблем индустрии моды, то их начали активно артикулировать еще в прошлом, 2019-м году: крупные компании стали задумываться об углеродных выбросах и влиянии индустрии на изменения климата, проблеме микропластика и загрязнения океанов, этичном отношении к животным. Тем не менее нынешний кризис показал, что возможности постепенно адаптироваться к новым реалиям у модных компаний попросту нет — надо начинать действовать. И к проблемам и без того непросто достижимого устойчивого развития прибавились проблемы более низменные: не очень понятно, как заботиться об экологии и этичности, когда надо спасать бизнес.

Замедление и перезагрузка

За последние годы модным брендам стал привычным календарь, при котором приходилось выпускать по шесть-восемь коллекций в год: сезонные, межсезонные, мужские, женские, приуроченные к праздникам и не только. Наращивание количества новых и новых коллекций и быстрая их смена провоцировали перепроизводство. Если до кризиса оно было возможно и работало как маркетинговый инструмент, то в новых реалиях стало экономически неоправданно — другими словами, из-за падения продаж брендам просто невыгодно производить так много. Из-за коронавируса волей-неволей пришлось одну за другой отменять недели моды, что дало дизайнерам возможность подумать над тем, насколько оправданна модная гонка и дорогостоящие, ресурсоемкие модные шоу. Saint Laurent первым из крупных люксовых брендов отказался от традиционного расписания показов на 2020 год и взял паузу, чтобы войти в «собственный ритм» выпуска коллекций.

Пандемия и самоизоляция принудительно научили нас замедляться. Замедляются потребители модного продукта, замедляются производители, замедляются дизайнеры. «Эти дни — повод для меня жить в другом темпе, освобождая место для эмоций и мыслей, которые часто терялись в моей перенасыщенной жизни. Я заново открыл для себя вязание крючком, оценил святость ручной работы, — рассказал о своих буднях креативный директор Gucci Алессандро Микеле и добавил: — Этот кризис показывает нам, что мантра экономического роста разрушила нашу окружающую среду и коэволюционные отношения между человеком и природой. Этот кризис показывает нам, что наш мир движется в направлениях, которые необходимо подвергнуть глубокому сомнению».

К похожим выводам приходят и другие дизайнеры. «Сейчас мы заново открываем ценности. Изоляция ведет нас неизведанными путями», — говорит креативный директор Marni Франческо Риссо. А глава Altuzarra Джозеф Альтузарра добавляет: «Приходит осознание, что у нас слишком много продукта и что некоторые вещи уже устарели — постоянные полеты в разные города, огромные модные коллекции, драконовские циклы уценки». После кризиса в моде все будет иначе — это единогласно подтверждают Донателла Версаче, Тори Берч, Марк Джейкобс, Пьерпаоло Пиччоли и многие другие.

Мы можем думать о модной индустрии как о махине, неповоротливой системе, которую невозможно направить к светлому будущему усилиями отдельных активистов и осознанных покупателей, которые беспокоятся об экологии и этичности. Тем не менее мода — это в первую очередь люди, которые ее создают и которые ее потребляют. А у людей появляются новые потребности и новые ценности, которые хочется транслировать в том числе через одежду. «Нам нужно больше креативности, позитива, оптимизма. То, что сможет вернуть покупателей в магазины, — это эмоционально заряженные, честные вещи», — считает Альтузарра, и именно такой продукт придется предложить своему покупателю модной индустрии, если она хочет выжить после пандемии.

Источник

Последняя одежда: что будет с индустрией моды после пандемии

KSR 0447%204

«Известия» уже писали о том, как могут измениться в результате пандемии туристический бизнес, авиаперевозки, музыкальная индустрия. Сегодня речь пойдет об области, которая так или иначе затрагивает жизни всех нас, даже тех, кто не следит за ее капризами, — о моде. Крупные торговые центры в Москве, включая легендарные ГУМ и ЦУМ, уже открылись, но будущее индустрии моды в целом всё еще остается туманным. Что ждет дизайнеров, производителей, продавцов и в конечном счете покупателей одежды и обуви — разбирались «Известия».

Всё уронили

BP205032.JPG

Сложности испытывают и массовый, и люксовый сегменты — самоизоляция привела к тому, что приобретать новую одежду просто нет необходимости. Люди перестали куда-либо выходить и встречаться, что свело на нет социальную функцию моды — демонстрировать свой статус окружающим. «Индустрию моды ждет серьезное потрясение и снижение оборотов. При самом оптимистичном прогнозе на восстановление уйдет два-три года», — считает главный редактор журнала GQ Игорь Гаранин.

Рассуждая об индустрии моды, не стоит забывать, что в конечном счете это не только глянцевые обложки и эффектные показы в мировых столицах, но и то, что когда-то называлось скучным термином «легкая промышленность». Как отрасль, разработка и производство одежды и обуви подчиняются тем же экономическим законам, что и другие области хозяйства. И, разумеется, она подвержена тем же кризисам, которые затрагивают и машиностроение, и разработку программного обеспечения.

png

«Моде часто ставят в упрек то, как вообще устроен капитализм. Так что ситуация, которую мы видим в модном бизнесе, — это не какой-то особенный кризис моды, а обычная стадия развития рынка. Можно вспомнить кинобизнес — ведь там львиная доля снимаемых фильмов оказывается без кассы. Тем не менее никто не говорит, что киноиндустрии угрожают упадок и разрушение. Это не плановая экономика, тут работает другая логика», — комментирует руководитель программы «Мода» в Школе дизайна НИУ ВШЭ Анзор Канкулов.

TASS 39299215

Всё же многие эксперты внутри индустрии не теряют оптимизма — особенно в том, что касается грядущего спроса в люксовом сегменте. «Будут ли люди что-то покупать? Думаю, ничего особенного здесь не случится и люксовая мода вернется довольно быстро. Люди, которые покупают люкс, вряд ли сильно пострадают от этого кризиса. Мы в стране уже наблюдали не один кризис, и ритейл довольно быстро восстанавливался. Шопинг же не для того, чтобы одеться, потому что ходить не в чем. Это своего рода entertainment. Клиенты истосковались по хорошему сервису, по общению, так что вернутся и будут тратить — может быть, не сразу же столько, сколько тратили до этого. Но со временем всё вернется. Не думаю, что то качество сервиса, к которому привыкли люди в офлайне, может быть заменено покупками в интернете», — говорит Георгий Костава, фешен-директор журнала Robb Report.

Такого мнения придерживается и Анзор Канкулов: «Упало абсолютно всё, потому что кто будет что-то покупать, находясь в карантине, ходить-то некуда. Глобальное снижение спроса в разной степени касается всех областей индустрии. Ведь, если отвлечься от коронавируса, мы стоим в начале большого экономического кризиса. Тем не менее нет никаких сомнений, что люди вернутся к покупкам, как только вернется возможность покупать и смысл покупать. Ведь люди покупают одежду не потому, что им надо во что-то одеваться, — это социальный процесс. Так мы строим свой образ, свою идентичность, и это относится к любым потребителям, не только к тем, кто покупает люксовые марки».

png

DK309383.JPG

Первые симптомы

Сколь бы ни были оптимистичны эксперты, не стоит забывать, что фешен-бизнес начал подавать первые «сигналы бедствия» еще до пандемии. Прежде всего проблемы проявились в так называемой быстрой, массовой моде — недорогой одежде, рассчитанной на смену гардероба минимум раз в сезон. Падение продаж в связи с закрытием магазинов и сменой приоритетов во время карантина усугубило уже начинавшийся кризис, связанный с опережением спроса предложением.

ZB 2020

«Ситуация с коронавирусом просто выявила то, что давно накапливалось в модной индустрии. И не то чтобы заставила решать эти проблемы, но, по крайней мере, подвела их к логическому финалу. Е-commerce становится теперь главным трендом. Потому что даже те, кто еще вчера и не думал продавать свой бренд через интернет, теперь просто вынуждены этим заниматься. Недели моды практически отменились, и теперь ряду марок придется перестроить самые основы своего существования вне этой привычной, сложившейся полвека назад системы показов. К чему это приведет — пока непонятно, но для кого-то новые условия могут стать хорошим стартом», — считает Анзор Канкулов.

png

20171128 gaf u39 093%20%281%29

Некоторые эксперты полагают, что выходом для массовой моды может стать обращение крупных онлайн-ритейлеров к мелким локальным маркам и местному производству (по крайней мере, пока закрыты границы). Другие указывают, что такой подход может плачевно сказаться на населении стран третьего мира, традиционно занятых в производстве одежды для Европы и США. Кроме того, потребитель, привыкший к низким ценам и приверженный «магии лейбла», может просто не проявить интереса к таким вещам. «Чтобы судить о возможности каких-то глобальных изменений в потребительском поведении, прошло не так уж много времени. Если пандемия будет продолжаться, то нельзя исключать, что потребление переключится на локальные источники. Но пока о таких изменениях говорить, как мне кажется, преждевременно», — считает Анзор Канкулов.

Экология и логистика

Анна Винтур, главный редактор американского издания Vogue и одна из самых влиятельных женщин в индустрии моды, выступила 20 мая с программным интервью на канале CNBC. Винтур признала, что пандемия привела к «катастрофическим последствиям» для моды, но выразила надежду на возможность позитивных изменений. «Думаю, [пандемия] дает индустрии паузу. Думаю, все сейчас занимаются переосмыслением того, что такое индустрия моды, что она означает, чем должна быть», — сказала эксперт.

png

RIAN 6249778.HR .ru 1

Впрочем, экотренд пока, вероятно, если и будет актуален, то лишь в странах бывшего первого мира среди продвинутых молодых покупателей. «Можно, наверное, говорить о тренде на экологичность, на sustainable design. Но сейчас люди покупают эти вещи только из идеологических соображений, а массовым он станет лишь тогда, когда эти вещи будут привлекательными. Тут как с вегетарианством — когда придумают, как делать эту еду вкусной, все и станут вегетарианцами», — считает Анзор Канкулов.

С ним не соглашается автор блога о мужской моде behandsome.ru Михаил Володин: «Пандемия заставила обратить внимание на проблему избыточного потребления. Поэтому еще больше брендов начнут эксплуатировать тему ответственного производства — станут производить одежду из материалов, созданных из переработанных рыболовных сетей, пластика и прочего морского мусора, а заодно рассказывать о трансформации производства и контроле за здоровьем и благополучием своих сотрудников. И, естественно, пришивать на одежду соответствующие бирки, своеобразные знаки отличия социально-ответственного производителя и потребителя».

Как бы то ни было, индустрия явно начинает меняться, и признаки этих перемен уже заметны. «Профессиональное сообщество пересматривает свои взгляды на то, как бренды презентуют себя, саму систему презентации брендов. Крупные дома пересматривают графики показов и даже саму возможность участия, скажем, в Парижской неделе моды. Думаю, что-то изменится в том, как презентовались коллекции в индустрии, — два раза в год мужская, два раза в год женская. Но, наверное, каждый бренд будет адаптироваться по-своему. В частности, будет использоваться перенос в онлайн и в этой сфере. Потому что организация офлайновых шоу по несколько раз в год — это миллионы долларов, которые, еще непонятно, окупаются ли на самом деле», — говорит Георгий Костава.

png

И действительно, уже стало известно, что, например, марка Gucci отказалась от сезонной системы и участия в неделях моды. Дом Saint Laurent объявил, что пропустит сентябрьскую неделю pret-a-porter в Париже. А Лондонская неделя моды полностью уходит в онлайн и отказывается от деления на мужскую и женскую. Последуют ли примеру главные сезонные шоу — Парижская и Миланская недели моды — пока неизвестно.

Источник

СтильКак модную индустрию меняет пандемия: Мнения экспертов и интересные предположения

5IAuYHEZa6SPm9d RlMGBg default

Как свитсьюты и пышные платья завоёвывают мир, что происходит с фабриками и стоит ли ждать возвращения New Look

Вот уже почти год мир живёт в совершенно новом режиме — повлияла пандемия новой коронавирусной инфекции и на модную индустрию. Множество людей остались без работы, не все бренды и магазины пережили локдаун (в части стран он продолжается до сих пор). Весь год мы освещали эту проблему, спрашивали мнения у экспертов и пытались делать прогнозы. Вот восемь материалов, которые помогут сориентироваться в том, что происходит с модой сегодня.

0cjAFoqlPd90vwCt709o8Q

Как эпидемии влияли на моду и как её поменяет коронавирус

Медиа наводнили размышления и прогнозы фэшн-экспертов о том, что произойдёт с нашей одеждой и её производством после окончания пандемии. Сможем ли мы вылезти из треников? Случится ли с нами второй New Look, призванный компенсировать скудность коронавирусных будней? История утверждает, что однозначных ответов здесь быть не может

Вынужденная остановка: Как выживают магазины во время пандемии

На индустрию моды карантин повлиял особенно сильно — с закрытием офлайн-магазинов ретейлерам приходится адаптироваться к новым реалиям. Рассказываем, как сейчас работают бренды

aS77bj3r4BsbPI63rQjJBg

Вирусные платья: Почему люди покупают непрактичную одежду
в пандемию

Можно было бы предположить, что в 2020 году платья, да ещё такие вычурные, вряд ли будут кому-то нужны — но ситуация оказалась обратной. « Большинство людей, которые покупают платье сейчас, не знают, куда собираются его надеть, но любят надевать его дома», — так прокомментировала это сама Лирика Матоши, которая в начале своего дизайнерского пути выставляла на Etsy милый хендмейд — прозрачные носки и гольфы, расшитые пайетками и кристаллами, а теперь продаётся в Nordstrom. « Я и сама не знаю, куда его носить», — признаётся она

Командная работа: Как сотрудники модных брендов стали новыми звёздами

Источник

Как мы будем одеваться после карантина

Эпоха «социально ответственного гардероба» уже наступила: будущее моды — за изобретательностью и осознанностью

Меры предосторожности, которые так сильно влияют на наши путешествия, работу и социальную жизнь — явление временное. А вот порожденный пандемией «карантин потребления» (формулировка принадлежит голландской предсказательнице трендов Ли Эделькорт), скорее всего, продлится гораздо дольше. Озарение ли это? Оказывается, нам нужно меньше, гораздо меньше, чем мы могли себе представить. И прежде, чем что-то приобретать, следует хорошенько подумать. Безусловно, это касается и гардероба.

Так станет ли «социально ответственная» одежда со встроенными защитными масками новой нормой? Останутся ли особенно полюбившиеся на карантине спортивные образы с нами навсегда? Или же мы пустимся во все тяжкие и начнем отчаянно наряжаться, как только реальное общение перестанет представлять опасность?

Вот как, по нашему предположению, будет выглядеть этот модный год.

Социально ответственная одежда

В ходе одной из дискуссий апрельской серии Vogue Global Conversations Вирджил Абло употребил термин «сфера услуг», описав стратегию поведения мира моды во время пандемии. Раз уж на то пошло, одежда (которая теперь всенепременно должна закрывать лицо) еще никогда не играла такую существенную роль, а титаны индустрии (Louis Vuitton, Prada, Gucci) и независимые бренды (например, нью-йоркский Collina Strada или же лондонское объединение Emergency Designer Network) — все принялись производить средства индивидуальной защиты.

И этот сдвиг в сторону «моды по потребностям», задействовавший универсальность нашей отрасли во благо, вероятно, не ограничится дизайнерскими масками. Сейчас основное внимание уделено защитным костюмам и легко моющимся тканям, и это вполне может оказать влияние на наши повседневные гардеробы. Какое именно? Для начала ждем масочного бума (они уже были представлены ранее у Marine Serre и Yeezy) в предстоящих коллекциях прет-а-порте — маски и положат начало новой эре социально ответственной одежды.

Moncler и Simon Rocha осень-зима 2020

Индивидуальность придет на смену трендам

Не успел 2020 год перевалить за середину, а новое десятилетие уже заставило нас пересмотреть подход к модному потреблению, кардинально и незамедлительно. Амбициозные инициативы по минимизации перепроизводства — сервисы аренды платьев, призывы ориентироваться лишь на устойчивые бренды — меняли мир и до COVID-19. Но нынешняя ситуация, мы очень надеемся, станет тем самым тревожным звонком, который пробудит наконец потребительскую осознанность.

Многие марки сейчас задумались, а стоит ли вообще привязывать коллекции к сезонам, к тому же образовалось целое поколение пользователей Depop, которые бюджетной новой одежде предпочитают бюджетную одежду из комиссионки. Так что механизм современной моды уже переиначен. Все эти вариации на тему винтажа, мелькающие в соцсетях — шелковые шарфы из 1980-х, надетые как топы, кардиганы ручной вязки, реинкарнация джинсов клеш, которые и у вас где-то завалялись, — означают одно: мода становится все абстрактнее. Микс самодельных и подержанных вещей вкупе с обдумыванием каждой покупки — это и есть будущее, в котором индивидуальность в разы статуснее любого мимолетного тренда.

Источник

Общеобразовательный справочник
Adblock
detector